Гистологическое и гистоморфометрическое поведение циркониевых зубных имплантатов с микроканавками, установленных с немедленной нагрузкой.

28.07.2022

Целью исследования является оценка ширины общей мягкой ткани (ST), уровня гребневой кости (CBL), контакта кости и имплантата (BIC) и плотности кости (BD) для циркониевых имплантатов с текстурированной микроканавками поверхностью и немедленной нагрузкой.

img

АВТОРЫ

  • Рафаэль Арсесио Дельгадо-Руис, доктор, магистр наук, доктор наук;
  • Хосе Луис Кальво-Гирадо, доктор, магистр наук, доктор наук;
  • Маркус Аббуд, доктор, мастер наук, доктор наук;
  • Мария Пьедад Рамирез-Фернандес, доктор, магистр наук, доктор наук;
  • Хосе Эдуардо Мате-Санчес, доктор, магистр наук, доктор наук;
  • Бруно Нери, доктор, магистр наук, доктор наук;
  • Даниэль Ротамель, доктор, мастер наук, доктор наук

Цель: Целью исследования является оценка ширины общей мягкой ткани (ST), уровня гребневой кости (CBL), контакта кости и имплантата (BIC) и плотности кости (BD) для циркониевых имплантатов с текстурированной микроканавками поверхностью и немедленной нагрузкой.
Материалы и методы: в данной работе исследуется 51 имплантат; в каждой из исследуемых групп оставляли по одному имплантату для харак­теристики поверхности. Оставшиеся 48 имплантатов были в произвольном порядке установлены в области премоляров на обеих сторонах заживших адентичных нижних челюстей фоксхаундов. Они были разделены на три группы по 16: контрольную (титановые); эксперименталь­ную А (из оксида циркония) и экспериментальную В (из оксида циркония с микроканавками). Имплантаты были шинированы и покрыты акриловым мостом. Использовался дизайн исследования по типу «split-mouth», и на одной стороне была применена немедленная нагрузка, в то время как у другой стороны не было окклюзионного контакта. ST, CBL, BIC и BD оценивались спустя 3 месяца. Было проанализировано влияние немедленной нагрузки на эти параметры.
Результаты: Все имплантаты остеоинтегрировались. К 3 месяцу ST установилась со средними параметрами в 2,9± 0,4 мм во всех группах. Не наблюдалось различий в отношении ST (р> 0,05) между сторонами с немедленной нагрузкой и без нее. CBL показал среднюю величину 1,2±0,3 мм для все групп без различий между стороной с нагрузкой и без нее (р> 0,05). BIC в процентном отношении был значительно выше у имплантатов с микроканавками и немедленной нагрузкой (р> 0,05). BD в процентном отношении была выше вокруг имплантатов с микрока­навками (р> 0,05) и значительно выше у имплантатов с нагрузкой, чем у имплантатов без нагрузки.
Выводы: в пределах настоящего исследования можно сделать вывод, что при установке зубных имплантатов из оксида циркония с немедлен­ной нагрузкой толщина ST остается стабильной, в результате чего образовавшаяся биологическая ширина в среднем составляет 3 мм; что сохранение гребневой кости связано с глубиной установки и что через 3 месяца после установки этих имплантатов и немедленной нагрузки можно ожидать более высокий процент BIC и повышенную BD вокруг имплантатов с микроканавками на всем внутрикостном участке.
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: BIC, плотность кости, сохранение гребневой кости, зубные имплантаты, гистоморфометрия, немедленная нагрузка, оксид циркония.

Введение

Несмотря на доказанную долговременную надежность титановых имплантов,1-4 сообщалось о некоторых недостатках как при краткосрочном, так и при долгосрочном использовании, в том числе и об аллергиях или чувствительности к титану, 5-8 о случа­ях уменьшения объема десны и прозрачности десны, из-за чего при тонком биотипе десны в эстетической зоне верхней челюсти был заметен темный/серый цвет титана, 9-14 и, наконец, электро­проводности и коррозийных свойствах титана, которые в некото­рых случаях могли повлиять на остеоинтеграцию.15,16

Эти факторы подтолкнули исследователей к изучению другие материалов для изготовления зубных имплантатов в качестве возможной альтернативы титану.

Керамические материалы из частично стабилизированного иттри­ем тетрагонального диоксида циркония, изготовленные под высо­ким давлением и при высоких температурах, значительно повы­шают механическую устойчивость к силам сжатия и разрушени­ю.17-19 Эти материалы также обладают положительными оптиче­скими качествами светопрозрачности, что является привлекатель­ной характеристикой при изготовлении зубных имплантатов для эстетических зон,20 а также другими положительными свойства­ ми, например, отличной биосовместимостью, как при лаборатор­ном 21, 22, так и при клиническом 23, 24 использовании, низкой бактериальной и патогенной адгезией, 25,26 и способностью к остеоинтеграции, сравнимойаналогичным свойством титана. 27,28

Для улучшения остеоинтеграции циркониевых имплантатов у экспериментальных имплантатов использовались различные модификации поверхности. В их числе: создание круглых отверстий туннельного типа в пластинчатых циркониевых имплантатах,29 воздушно-абра­зивная обработка поверхности имплантатов частицами различных размеров,30 обработка поверхности порообразующими веще­ ствами,31 обработка поверхности механическим путем или песко­струем с частицами оксида алюминия диаметром 250 мкм,32 обработка пескоструем в комбинации с травлением кислотой,33 приме­нение порообразующих веществ для создания на поверхности пор разных размеров,34 нанометрические модификации,35,36 покры­тие поверхности слоями оксида титана с образованием кальция,27 покрытия из биоактивной керамики24 или пескоструйная обработ­ка с добавлением наноретейнеров. 37

Подобные модификации могут улучшить начальное заживление, сопротивление при отвинчивании и контакт кости и имплантата (BIC) и тем самым положительно повлиять на сохранение остеоин­теграции.

Гипотезу о том, что любая модификация поверхности циркониевого имплантата приведет к его повреждению, изучил Сильва с соавто­рами 38; они показали, что приложение силы в 600 Н к абатменту однокомпонентного керамического имплантата не повлияло на ожидаемый срок службы после 50000 циклов. Исследователи заключили, что неприживление имплантата зависит от величины нагрузки, прилагаемой на уровне внутреннего диаметра второй резьбы. Также проводились механические испытания частично полых и пористых циркониевых имплантатов, которые на основе оценки прочности при изгибе, прочности, трещиной кости и срока службы при усталостных нагрузках субстрата имплантата показали, что структурные свойства полых и пористых цирконие­вых имплантатов подходят под требования к структурным свойствам имплантатов. 39,40

Лазерная обработка циркониевых имплантатов могла бы решить проблему со снижением механических повреждений в результате обработки поверхности.

Недавно наша исследовательская команда модифицировала циркониевый имплантат, используя фемтосекундный лазер для создания микроканавок и микропор 30 мкм в диаметре на 2-мм участке шейки имплантата во внутрикостной части. В результате снизилось присутствие на поверхности таких загрязнителей, как А! и С, повысилось содержание кислорода, повысилась шероховатость поверхности, влияние на тетрагональную кристалличе­скую фазу отсутствовало, а поверхность была чистой и однородной. 41

Так как к настоящему моменту не опубликовано исследований об остеоинтеграции циркониевых имплантатов с микроканавками во внутрикостной части, настоящая работа является дальнейшим шагом в нашем продолжающемся исследовании клинического применения описанной выше модификации поверхности.

Следовательно, целью данной работы было испытание in vivo, с применением гистологического и морфометрического анализа, влияний дополнительных микроканавок на внутрикостной части циркониевых имплантатов, с количественной оценкой общей мягкой ткани (ST), потери гребневой кости (CBL), ВIС и плотно­сти периферической кости (ВО), а также влияния на эти параме­тры немедленной нагрузки по сравнению с отсутствием нагрузок за 3 месяца.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В эксперименте использовались шесть фоксхаундов возрастом приблизительно 1 год, каждый весом 14-15 кг. Комитет по этике исследований на животных при Университете Мурисии в Испании одобрил протокол исследования, который соответствовал рекомендациям, установленным Директивой ЕС от 14 ноября 1986 (86/ 609/ЕЕС). Животных ежедневно кормили гранулированным кормом. Клинический осмотр определил, что общее состояние здоровья животных было хорошим, без системных заболеваний.

Хирургическая операция

Животные получили предварительную анестезию в виде 0,2-1,5 мг/кг ацепромазина за 10 минут до инъекции буторфанолом (0,2 мг/кг) и медетомидином (7 мг/кг). Смесь была введена внутримы­шечно в четырехглавую мышцу бедра. В головную вену был установлен катетер, затем через него вводился пропофол с медленной постоянной скоростью в 0,4 мг/кг/мин. В областях хирургического вмешательства была применена местная инфиль­трационная анестезия. Эти процедуры проводились под наблюде­нием ветеринарного хирурга. Были удалены зубы с обеих сторон нижней челюсти (Р2, Р3, Р4 и Ml). Был выполнен внутриборозд­ ковый надрез от мезиальной поверхности Р2 к мезиальной поверхности М2, а также был откинут краевой лоскут размером 2 мм. Зубы были разрезаны в щечноязычном направлении до области бифуркации с помощью бора из карбида вольфрама; корни были удалены по отдельности с помощью периотома и щипцов, без повреждения костных стенок. Рана была зашита с помощью рассасывающихся швов (Dexon 3-0, Davis & Geck, American Cyanamid Со., Уэйн, штат Нью-Джерси, США).

Во время первой недели после операции животные получили антибиотики и анальгетики: амоксициллин (500 мг дважды в день) и ибупрофен (600 мг три раза в день) системным способом введе­ния. На протяжении 14 дней после операции собак кормили мягким кормом, затем гранулированным.

Имплантаты

Характеристика поверхности. Бесконтактный интерферометриче­ский микроскоп Veeko NT 1100® (Wyco Systems, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США) применялся для количественной оценки параме­тров шероховатости поверхности. Из каждой группы было выбра­но по одному имплантату для проведения анализа. При анализе в режиме вертикальной сканирующей интерферометрии использо­валось увеличение х20,7, измерялись поверхности внутрикостной части имплантата на верхушке, по боковым сторонам и впадинам резьбы (для каждого имплантата проводилось 10 выбранных в произвольном порядке замеров в поперечном и вертикальном направлениях в каждой зоне). Затем были определены следующие параметры: среднее арифметическое значение абсолютных величин высоты поверхности на исследуемых участках (Sa), среднее расстояние между неровностями, пересекающими среднюю плоскость (Scx) и коэффициент площади неровной поверхности (Sdr).

Чтобы отделить шероховатость от волнистости и формы поверхности для проведения цифровых трехмерных измерений на микроме­ трическом уровне на участках в 290 х 290 мкм использовался фильтр верхних частот Гаусса с диапазоном волны 100 х 100 мкм.

Затем имплантаты были обезжирены в растворе этанола и высушены ацетоном. Для исследования топографии поверхности исполь­зовался растровый электронный микроскоп JEOL-6100 Qeol Ltd. Токио, Япония). Элементный анализ был путем энергодисперсионной рентгеновской спектроскопии с применением системы OXFORD INCA 300 (Oxford Instruments, Абингдон, Оксфордшир, Великобритания). Все образцы были покрыты тонким слоем токопроводящего углерода в устройстве для ионного распыления (устройство для ионного распыления SCD 004 с вспомогательным устройством ОСО 30, Ба!-Тес, Вадуц, Лихтенштейн, Германия). Элементный анализ проводился на десяти исследуемых участках одного размера на поверхности внутрикостной части имплантатов. Применялись следующие параметры наблюдения: фокусное расстояние в 32 мм, 20 кВ и 100-кратное увеличение.

Процедура установки имплантатов

Имплантаты устанавливали после двухмесячного периода заживления. После надреза альвеолярного гребня был откинут полнослой­ный лоскут, и каждый участок хирургического вмешательства был препарирован в соответствии с протоколом, рекомендованным производителем имплантатов (Bredent Medical®, GMBH & Со. KG, Зенден, Германия). Были подготовлены ложа имплантатов диаметром 4 мм и длиной 10 мм, каждое из них находилось на расстоянии 3-3,5 мм от соседнего отверстия. В обе половины нижней челюсти было установлено по 4 имплантата с винтовой резьбой, завинчивание проводилось с крутящим моментом 35 Нем, все имплантаты были одного размера и с одинаковой геометрией внутрикостной части. Тип и положение имплантата назначались в произвольном порядке с помощью специального программного обеспечения (Research Randomizer 3.0 с сайта www.randomizer.org).

Были установлены сорок восемь имплантатов диаметром 4 мм и длиной 10 мм, затем их разделили на три группы. Контрольная: 16 титановых имплантатов Blue-sky®, изготовленных из титана марки IV, с поверхностью, обработанной из пескоструя частицами оксида алюминия размером 350-550 мкм и протравленной путем погруже­ния в ванну с 37% серной кислотой на 1 час (Bredent Medical®, GMBH & Со. KG); Экспериментальная А: 16 имплантатов White SKY, изготовленных из оксида циркония, с поверхностью, обрабо­танной из пескоструя частицами оксида алюминия размером 350-550 мкм (Bredent Medical®, GMBH & Со. KG); Экспериментальная В: 16 циркониевых имплантатов White SKY, изготовлен­ных из оксида циркония, с поверхностью, обработанной из пескоструя частицами оксида алюминия размером 350-550 мкм (Bredent Medical®, GMBH & Со. KG), а также с обработкой фемтосекундными лазерными импульсами для создания микроканавок шириной 30 мкм и длиной 70 мкм по всей внутрикостной поверхности с помощью вышеописанного метода.41

Для создания микроструктуры использовался коммерческий титан-сапфировый осциллятор (Tsunami, Spectra-Physics, Штансдорф, Германия) и система регенеративного усиления (Spitfire, Spectra-Physics) на основе технологии усиления чирпированного импульса. Система передает линейно поляризованные импульсы длительностью 120 фс на 795 нм с частотой повторения в 1 кГц. Поперечной модой была ТЕМОО, а ширина луча была 9 мм, максимальная энергия луча равнялась 1,1 кДж (рисунок 1).

Циркониевый имплантат был однокомпонентным, то есть включал в себя и абатмент, поэтому для создания аналогичных условий у имплантатов из Контрольной группы, с титановыми имплантатами использовались абатменты с механической обработкой SKY-EM00® (Bredent Medical GMBH & Со. KG), которые привин­чивались к имплантатам с крутящим моментом 25 Нем.

Все абатменты имплантатов получили специально изготовленные из полиэфирэфиркетона () колпачки и затем были шиниро­ ваны с помощью 0,16 мм ортодонтической лигатуры и усилены с помощью акриловой смолы Pi-Ku-Plast36 (Bredent Meical GMBH & Со. KG). Применялся метод <>: к одной стороне прикладывалась немедленная окклюзионная нагрузка, при этом точки окклюзионных контактов определялись с помо­щью артикуляционной бумаги толщиной 100 мкм (Bausch Progress 100®, Dr.Jean Bausch KG, Кёльн, Германия) и открывающих-за­крывающих движений челюсти, произведенных вручную; на другой стороне местоположение точек окклюзионного контакта было определено таким же методом, затем они были уменьшены и устранены, что позволило получить минимальное расстояние в 2 мм между акриловой шиной и противоположными зубами.

Рисунок 1. Изображения различных исследуемых имплантатов. У имплантатов одинако­вая геометрия, но есть следующие различия: А, у титанового имплантата из контрольной группы есть микроспирали в области шейки; В у циркониевого имплантата из экспери­ментальной группы А поверхность обработана пескоструем; С у циркониевого импланта­ та из экспериментальной группы В поверхность обработана пескоструем и по всей внутрикостной поверхности идут микроканавки.

Все абатменты имплантатов получили специально изготовленные из полиэфирэфиркетона () колпачки и затем были шиниро­ваны с помощью 0,16 мм ортодонтической лигатуры и усилены с помощью акриловой смолы Pi-Ku-Plast36 (Bredent Meical GMBH & Со. KG). Применялся метод <>: к одной стороне прикладывалась немедленная окклюзионная нагрузка, при этом точки окклюзионных контактов определялись с помо­щью артикуляционной бумаги толщиной 100 мкм (Bausch Progress 100®, Dr.Jean Bausch KG, Кёльн, Германия) и открывающих-за­крывающих движений челюсти, произведенных вручную; на другой стороне местоположение точек окклюзионного контакта было определено таким же методом, затем они были уменьшены и устранены, что позволило получить минимальное расстояние в 2 мм между акриловой шиной и противоположными зубами.

В первую неделю после операции животным давали антибиотики и анальгетик амоксициллин (500 мг дважды в день) и ибупрофен (600 мг трижды в день) системным способом введения. Швы сняли через 2 недели. Собаки получали мягкий корм на протяже­нии всего времени эксперимента для защиты временных акрило­вых шин от разрушения. Заживление оценивалось еженедельно, профилактика образования налета проводилась путем ополаски­вания ротовой полости хлоргексидиндиглюконатом.

Гистологические и гистоморфометрические процедуры

Через три месяца после установки имплантатов животных усыпи­ ли путем передозировки пентотала Natrium® (Abbot Laboratories, Мадрид, Испания), затем для анализа путем резекции были изъяты блоки нижней челюсти. Образцы были зафикси­рованы в формальдегиде и обезвожены в серии этанолов с возрастающей до 100% концентрацией. Имплантаты и окружаю­щая их костная ткань были погружены в метилметакрилат (Technovit 7100®, Heraeus Kulzer, Верхайм, Германия). Толстые гистологические срезы размером 100 мкм отрезались вдоль оси каждого имплантата в преддверно-язычном направлении с помощью систем для микросрезов с алмазной пилой (Exact-Apparatebau, Нордерштедт, Германия). Толщина данных срезов была уменьшена до 80 мкм с помощью шлифовальных техник. Из каждого имплантата было получено по три срединных среза. Применялось окрашивание толуидиновым синим. Были получены изображения срезов, затем срезы были проанализирова­ны с помощью световой микроскопии (Olympus ВХ 61, Гамбург, Германия).

Гистоморфометрия

Гистоморфометрический анализ оценивал мягкие и твердые ткани. Оценка общего объема мягких тканей (ST) выполнялась путем измерения в миллиметрах расстояния между наиболее корональ­ной стороной ST и наиболее корональным контактом кости и имплантата (ВIС). Уровень гребневой кости (CBL) оценивался путем измерения в миллиметрах расстояния от плеча имплантата в случае с циркониевыми имплантатам или от платформы в случае с титановыми до первой точки ВIС.

Для каждого гистологического среза BIC рассчитывался как опре­деленная количественно длина контактирующей с костью поверх­ности имплантата по отношению к общей длине поверхности имплантата; соотношение выражалось в процентах.

Измерения плотности кости (BD) оценивали процентную долю минерализованной кости по отношению к процентной доле костно­мозговых полостей, которые измерялись и сравнивались на двух прямоугольных участках длиной 8 мм и шириной 1 мм, располо­женных параллельно к оси тела имплантата. Первый из участков примыкал к имплантату (BDl), а второй участок такого же размера был на окружающей кости, взятой в качестве образца (BD2). Область BDl была определена путем размещения границы на концах резьбы параллельно продольной оси имплантата. Область BD2 была выбрана из параллельного участка материнской кости и находилась на расстоянии 500-1000 мкм от BDl, размеры областей совпадали.

Рисунок 2. Ориентиры для rистоморфометрии. Титановый имплантат представлен в черном цвете. Циркониевый имплантат представлен в сером цвете. Белой пунктирной горизонтальной линией отмечен уровень погружения имплантата в кость, красной линией отмечена общая длина имплантата (IL), желтой линией отмечены области контакта кости и имплантата (BIC). Вертикальной оранжевой линией отмечена плотность кости (BD), прилегающей к имплантату (BDl), зеленой вертикальной линией отмечена плотность окружающей кости (BD2). ST, мяrкая ткань; CBL, уровень rребневой кости; IL, длина имплантата; BIC, контакт кости и имплантата; BD, плотность кости.

Гистоморфометрия проводилась с использованием видеокамеры (Sony 3CCD, Берлин, Германия) при увеличении х12,5 и х40. Изображения были отцифрованы (Axiophoto System, Carl Zeiss, Йена, Германия), затем были зафиксированы и измерены ориенти­ры (Рисунок 2).

Статистический анализ

Описательная статистика применялась для анализа гистоморфоме­трических данных ST, CBL, ВIС, BDl и BD2 (средние значения и стандартные отклонения); мезиальные и дистальные стороны каждого среза имплантата были усреднены до среднего значения.

Для статистической оценки изменений внутри групп применялся парный t-критерий; для сравнения между группами применялся непарный t-критерий. Погрешность была установлена на 0,05.

Для анализа в качестве единицы была принята собака (n=6), при этом использовались усредненные результаты имплантатов с одинаковой обработкой у одной и той же собаки, которые затем сравнивались.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Характеристика поверхности

У имплантатов из экспериментальной группы В шероховатость поверхности, обозначенная как Sa, была в три раза выше, чем у экспериментальной группы , и в два раза выше, чем у контроль­ ной группы. У титановых имплантатов шероховатость поверхности была чуть более высокой, чем у имплантатов из эксперимен­тальной группы А (Рисунок 3 и таблица 1).

Состав поверхности циркониевых имплантатов из эксперимен­тальной группы А показал в основном ZrO2, а также углерод и алюминий; в экспериментальной группе В углерод и алюминий были обнаружены в меньших количествах. Поверхности имплан­татов из контрольной группы в основном состояли из титана с небольшими следами углерода и алюминия, в TiO2 также присут­ствовал кислород. Никаких дополнительных элементов не обнаружилось (Таблица 2).

Рисунок З. РЭМ - и профилометрические изображения имплантатов. На изображении слева - титановый имплантат из контрольной группы с обработанной пескоструем и протравленной поверхностью, на центральном изображении - циркониевый имnлантат из экспериментальной группы А с обработанной пескоструем поверхностью, на изображении справа -циркониевый имплантат из экспериментальной группы В с обработанной пескоструем поверхностью и микроканавками. Цветные изображения снизу - это типичные профилометрические измерения с полученными средними значениями шероховатости. Красным цветом обозначены наиболее высокие значения шероховатости, а синим - наиболее низкие. РЭМ-увеличение xlS.

Клинические данные

В клинических условиях наблюдался износ акриловых шин с обнажением колпачков из PEEK некоторых участках. Разруше­ния акриловых шин не наблюдалось. При снятии акриловых шин ни один имплантат не разрушился, также наблюдался лучший внешний вид ST у всех циркониевых имплантатов по сравнению с титановыми. Все имплантаты остеоинтегрировались за время проведения исследования.

Гистологический и rистоморфометрический анализ

Гистологические наблюдения показали, что мягкие ткани у всех имплантатов во всех группах были покрыты ороговевшим эпите­лием ротовой полости, который продолжался от околоимплантат­ ной краевой слизистой оболочки до соединения с барьерным эпителием, обращенным к имплантатам. Околоимплантатная кость вокруг имплантатов с немедленной нагрузкой (Рисунок 4) была более плотной по сравнению с околоимплантатной костью вокруг имплантатов без немедленной нагрузки (Рисунок 5).

Общая средняя ширина ST среди групп была почти одинаковой, без значительных различий между имплантатами с нагрузкой и без (р>О,05) (Рисунок 6 и Таблица 3).

CBL в среднем была равен 1,2±0,05 мм в экспериментальной В и контрольной группах и был чуть ниже, чем в экспериментальной группе А, но без значительных различий между группами. Нагрузка никак не повлияла на CBL (р>О,05) (Таблица 4).

Архитектура ламеллярной кости характеризовалась высокой плотностью остеона вокруг всех поверхности имплантатов.

Все имплантаты показали признаки ремоделирования естественной кости. На некоторых участках присутствовала новая кость с более темным окрашиванием в прямом контакте с поверхностью имплан­тата и прилегающими участками зрелых остеонов и костномозговых полостей, которая показала признаки ремоделирования. Во всех группах наблюдались кровеносные сосуды, напрямую контактирую­щие с поверхностями имплантатов (Рисунки 7а-с).

ВIС у имплантатов с немедленной нагрузкой был выше во всех группах по сравнению с имплантатами без нагрузки (р<О,05). В экспериментальной группе В наблюдались более высокие значения по сравнению с другими группами как у имплантатов без нагрузки (экспериментальная В 48±7%, контрольная 43±6%, эксперимен­тальная А 36±6%), так и у имплантатов с немедленной нагрузкой (экспериментальная В 78±5%, контрольная 57±6%, эксперимен­тальная А 48±3%; р<О,05; Рисунок 8).

Во всех случаях крупномасштабный вид некоторых резьб показал прямой контакт с окружающей костью, со зрелой и новой костью; имплантаты из экспериментальной группы В показали дополнитель­ный костный рост по направлению к области с микроканавками и внутри нее (Рисунки 9-11).

Крупномасштабный вид некоторых участков внутри резьбы показал полное костное заполнение у имплантатов из контрольной группы (Рисунок 12); для имплантатов из экспериментальной группы А на некоторых участках передняя линия костного роста направлена от окружающей кости к поверхности имплантата, покрытой слоем деминерализированного костного матрикса (Рисунок 13). У имплан­татов из экспериментальной группы В наблюдался дополнительный рост костной ткани и контакт гаверсовой системы с микроканавка­ми, а также более очевидный процесс ремоделирования кости, представленный цементными швами на множестве участков и зрелую и новую костную ткань (Рисунок 14). Наименьший ВIС показали имплантаты из экспериментальной группы А - как при немедленной нагрузке, так и без нее.

Что касается животных по-отдельности, в сравнениях по t-крите­рию значения BDl были выше у экспериментальной группы В, затем шла контрольная группа и экспериментальная группа А. В то же время, значения ВО2 были ниже в сравнении с BOl (р<О,05). В отношении нагрузки BDl и ВО2 были выше для имплантатов с немедленной нагрузкой во всех образцах (р<О,05) (Таблица 5).

Рисунок 4. Гистологический панорамный вид имплантатов с немедленной нагрузкой. Образцы включают имплантат, мягкую ткань и твердую ткань. А, имплантат из контроль­ ной группы. В, циркониевый имплантат из экспериментальной группы А. С циркониевый имплантат из экспериментальной группы В. Окрашивание толуидиновым синим; увеличение Х12,5.

Рисунок 5. Гистологический панорамный вид имплантатов без нагрузки. Образцы включа­ют имплантат, мягкую ткань и твердую ткань. А, имплантат из контрольной группы. В, циркониевый имплантат из экспериментальной группы А. С, циркониевый имплантат из экспериментальной группы В. Все группы показали более низкое костеобразование по сравнению с имплантатами с немедленной нагрузкой. Окрашивание толуидиновым синим; увеличение Х12,5.

ОБСУЖДЕНИЕ

Целью данного исследования была проверка биологических эффектов дополнительных микроканавок на внутрикостных поверхностях циркониевых имплантатов через три месяца после установки имплантатов, а также определение положительного либо отрицательного влияния данной модификации поверхности на толщину мягкой ткани (ST), высоту гребневой кости, ВIС и BD при условиях немедленной нагрузки или ее отсутствия.

Титановые имплантаты с обработанной пескоструем, протравлен­ной поверхностью использовались в качестве контрольной группы, так как их поведение уже подробно исследованно.42,43

Химический состав поверхности во всех группах показал некото­рое количество углерода, так как у имплантатов было углеродное покрытие. Алюминий присутствовал во всех группах, вероятно, из-за остатков после обработки пескоструем, меньшее количе­ство алюминия было обнаружено у имплантатов из контрольной группы, которые были протравлены кислотой, а также у имплан­татов из экспериментальной группы В, которые после пескоструя были обработаны лазером, что могло привезти к снижению содержания алюминия. Тем не менее, имплантаты из эксперимен­тальной группы А, получившие только обработку пескоструем без каких-либо дополнительных обработок, показали повышенное содержание алюминия.

Выбранная толщина среза в 80 мкм была обусловлена технически­ми сложностями, возникающими при меньшей толщине костных и циркониевых образцов, помещенных в смолу, так как при шлифовке и полировке меньшая толщина ведет к образованию двух плоскостей разного уровня, а также к разрушению диоксида циркония и костных фрагментов из-за различий в твердости этих двух материалов.

Рисунок 6. Общая мягкая ткань. Красной линией обозначены границы от контакта кости и имплантата до наиболее коронарной стороны десны. Рост мягкой ткани покрывает часть области абатмента во всех группах. Окрашивание толуидиновым синим; увеличение Х12,5.

По этой причине толщина среза для закрепленных в смоле образцов оксида циркония и кости в большинстве опубликованных работ варьируется от 60 до 80 мкм,44 80 мкм,45 120±20 мкм.46 Возможно, что толщина среза влияет на оценку кости-имплантата при более высоких уровнях детализации изображений. Тем не менее, для оценки при менее низком увеличении, как было продемонстрировано в предыдущих работах, такая толщина очень полезна и часто применяется. Размеры общей околоимплантатной мягкой ткани (ST) оценивались без разграничений между измерениями, относящимися к соединительной ткани, эпителиальному прикреплению или глуби­ не десневой бороздки, чтобы оценить общую толщину и, следова­тельно, достаточность массы ST в прямом контакте с импланта­ том.

В результате оценки толщины ST различий между группами имплантатов не обнаружилось. Размеры общей толщины, относящейся к биологической ширине, были в диапазоне от 2,7 до 3,4 мм вне зависимости от обработки поверхности или от материала (титана или оксида циркония).

Немедленная нагрузка не повлияла на ширину ST отрицательным образом, что можно объяснить прочими факторами, не связанны­ ми с нагрузкой - такими, как снижение CBL, накопление налета, инфекции или воспаления.

Кохаль с соавторам 30 проанализировал общую ST в рамках 9-месячного исследования обезьян и обнаружил, что к концу исследования воротник из мягкой ткани достиг толщины 5 мм у титановых имплантатов и 4,5 мм у циркониевых имплантатов одинаковых размеров. В настоящем исследовании размеры ST

были чуть меньше из-за использованной животной модели; у обезьян в области верхних передних зубов ST толще, и у имплантата исследуемой конструкции была отполированная шейка на 3 мм длиннее, чем у имплантатов, которые использовались в иссле­довании Кохаля и соавторов.

Общая ST также оценивалась в исследовании на людях, проведенном Бьянки и коллегами,47 сравнившими титановые импланта­ ты и титановые имплантаты с циркониевой шейкой посредством зондирования глубины и рентгенографии через , 6, 12 и 24 месяцев после установки.

Рисунок 7. Сравнение контакта кости и имплантата. У всех имплантатов наблюдалось прямое костеобразование на поверхностях имплантатов. А, титановые имплантаты из контрольной rруппы. В, экспериментальная rpynna А с мноrочисленными rаверсовыми системами и каналами Фолькмана в прямом контакте с поверхностью имплантата. С, экспериментальная rpynna В с более высоким ремоделированием кости и мноrочислен­ными цементными швами, примыкающими к микроканавкам. Черными треуrольника­ ми обозначены кровеносные сосуды и полости, красными точками обозначены каналы Фолькмана, LСТ - костномозrовые полости или потерянную соединительную ткань; МВ - зрелую кость; NB - новую кость. Окрашивание толуидиновым синим; увеличение Х20.

Значения глубины зондирования постепенно повышались в течение первых 12 месяцев, а через 24 месяца значения установи­лись на 2,5 мм для имплантатов с циркониевой шейкой и на 3,3 мм для титановых имплантатов. Авторы связывают эту разницу с тем, что имплантаты с циркониевой шейкой стабилизировали мягкие ткани эффективнее благодаря лучшем прикреплению фибробла­стов и низкому бактериальному прикреплению.

В настоящем исследовании значения для титановых и циркониевых имплантатов оставались одинаковыми спустя 3 месяца, представляя собой стандартную биологическую ширину, прогнозируемую для хорошего состояния здоровья и отсутствия воспаления.

В другом недавнем исследовании двухкомпонентных циркониевых имплантатов, опубликованном Невинсом и соавторами23, было обнаружено достаточное соединение мягкой ткани без рецессии десны, которое оценивалось посредством зондирования и рентгенографии. Наблюдаемый BIC находился над соединением импланта­та/абатмента из-за использования функции переключения платфор­мы, BIC хватало для обеспечения стабильности имплантата, но контакт оказался не таким крепким, как надеялись авторы исследования. К сожалению, несмотря на то, что это исследование представляется чрезвычайно интересным, в нем не было измерений или оценок, необходимых для сравнения,

Проводилось несколько исследований высоты гребневой кости для циркониевых имплантатов, установленных собакам. В настоящем исследовании с помощью гистоморфометрического анализа оценивалась высота гребневой кости путем измерения расстояния от плеча имплантата в случае циркониевых имплантатов или от платформы в случае титановых имплантатов до первой точки BIC в миллиметрах. В результате было обнаружено, что добавление микро­ канавок шириной 30 мм не привело ни к повышенной потере костной ткани, ни к лучшему сохранению высоты гребневой кости.

Рисунок 8. Контакт кости и имплантата. Имплантаты без наrрузки в сравнении с имплантатами с немедленной нагрузки. График показывает полученные средние значения, выраженные в процентах. Значения выше для имплантатов с немедленной нагрузкой из экспериментальной группы В. Окрашивание толуидиновым синим; увеличение Х20.

Значения высоты гребневой кости вокруг циркониевых имплантатов, установленных собакам, оценивались в исследовании, проведенном Кохом и соавторами 27, В исследовании сравнивалась остеоинтегра­ция циркониевых имплантатов и других циркониевых имплантатов с обработанным пескоструем поверхностью, имплантатов с поверхностью, покрытой оксидом титана с образованием кальция, а также синтетических имплантатов и однокомпонентных титановых имплан­татов. Авторы различали утрату костной ткани, связанную с самой костью, и утрату кости, связанную с обработкой поверхности имплантата,


Рисунок 9. Резьба имплантата из контроль­ ной группы с большим увеличением. Черными треугольниками обозначены кровеносные сосуды и полости, красными точками обозначают узелки сосудистого роста и плотный контакт кости с некоторыми сосудами в прямом контакте с поверхностью имплантатов. Окрашивание толуидиновым синим; увеличение Х20.


Рисунок 10. Резьба имплантата из экспери­ментальной группы А с большим увеличе­нием. Черными треугольниками обозначе­ны кровеносные сосуды и полости, тела остеобластов видны внутри некоторых полостей; белые стрелки обозначают остеоциты в прямом контакте с поверхно­стью имплантатов; у остеоцитов уплощён­ная форма в зрелой кости; черные стрелки обозначают отложения остеоидноrо вещества темно-синим цветом. Увеличе­ние Х40,

Рисунок 11. Резьба имплантата из экспериментальной группы В с большим увеличением. Черными треугольниками обозначены кровеносные сосуды и полости, тела остеобластов видны внутри некоторых полостей; белыми стрелками обозначен костный нарост внутри микроканавок и родственные клетки внутри микроканавок; красными токами обозначены образования сосудов и каналов. Увеличение Х40.


Рисунок 13. Межрезьбовая зона имплантата из экспериментальной группы А Черными треугольниками обозначены кровеносные сосуды, красными точками обозначено образование матрикса на поверхности имплантата, темно-синим цветом обозначена новая кость, фиолетовым цветом - зрелая кость. Новая кость простирается от материнской кости поверхности имплантата.

Было обнаружено, что установленные в кость имплантаты обладали более высокими уровнями кости из-за более глубокого уровня погружения в кость, со значениями в диапазоне между 1,3 (синтети­ческие), 0,59 (циркониевые с покрытием), 0,53 (циркониевые без покрытия) и 0,37 мм (титановые). Для непогруженных в кость имплантатов значения составили 0,37 (титановые), О (циркониевые с покрытием), 0,58 (синтетические), 0,59 (титановые) и 0,76 мм (цирко­ниевые без покрытия).

CBL (уровень гребневой кости), полученный в настоящей работе, согласуется с предыдущими данными. Наши результаты показали одинаковые значения во всех группах, так как все имплантаты были установлены на гребневом уровне, подобные результаты возможны связаны с естественным процессом резорбции, которая находилась в характерном диапазоне 1,2±0,05 мм во всех группах.

С учетом конструкции шейки однокомпонентных циркониевых имплантатов без микрощелей и конструкции двухкомпонентных титановых имплантатов с микрощелью в месте соединения имплан­тата/абатмента для титановых имплантатов можно было бы ожидать другого характера CBL, что могло бы стать предрасполагающим фактором для такого CBL. Интересно, что в ходе исследования не наблюдалось различий в CBL, связанных с присутствием или отсут­ствием микрощели.

Рисунок 12. Межрезьбовая зона импnантата из контрольной группы. Черными треугольниками обозначены кровеносные сосуды, темно-синим цветом обозначена новая кость, и цементные швы показывают рост ламеллярной кости, голубым цветом обозначена зрелая кость с уплощёнными остеоцитами.
Рисунок 14. Межрезьбовая зона импnантата из экспериментальной группы В. Красными точками обозначают рост кости внутри микроканавок, начиная с отложения матрикса, клеточной миграции материнекай кости, и кровеносных сосудов в контакте с поверхностью имплантата. NB - новая кость; МВ - зрелая кость.

Возможно, из-за того, что не происходило отсоединения имплантатов и присутствовал строгий контроль за образованием налета. Эти результаты согласуются с результатами, полученными Хейденрей­ком с соавторами,48 которые исследовали влияние микрощели двухкомпонентных непогружных имплантатов в сравнении с погружными имплантатами и однокомпонентными имплантатами в рамках 5-летней оценки состояния десен, наличия налета и рентге­нографических показателей. Они сделали вывод, что «микрощель на гребневом уровне в двухкомпонентных имплантатах не влияет отрицательным образом на объем потерянной околоимплантатной костной ткани на протяжении 5-летнего периода».

BIC (контакт кости и имплантата) для циркониевых имплантатов оценивался с использованием различных животных моделей. Акагава с совторами49 провели исследование установленных обезьянам имплантатов, используя однокомпонентные имплантаты из оксида циркония, шинированных с соседними зубами. В исследовании оценивался коэффициент костного контакта (BCR), выражен­ный в процентах BIC по всей длине имплантата через 12 и 24 месяца после установки. В результате были обнаружены более низкие значения BCR для мезиально-дистального BCR 54±1, 1% по сравнению с щечно-язычным BCR 70,5±7,1%.

В настоящем исследовании имплантаты шинировались с другими имплантатами; результаты показали значения BIC более высокие, чем были в исследовании Акагавы, возможно, из-за различий поверхностей, животных моделей и различных периодов исследования, что осложнило сравнение.

В результате исследования на собаках, проведенного Кохом с соавторами27, было обнаружено, что 59,24% (среднее 59,11±7,45%) поверхностей циркониевых имплантатов показывают плотный BIC через 6 недель. Медианный коэффициент BIC в 58,34% (среднее 55,83±13,92%) был получен в результате измерений у циркониевых имплантатов с покрытием из оксида титана с образованием кальция, медианный BIC в 26,82% (среднее 26±8,9%) у синтетических имплантатов и, наконец, медианный BIC в 41,22% (среднее 40,91±1 , 11%) был обнаружен у титановых имплантатов. Между исследуемыми группами не было обнаружено значительных разли­чий, и в результате был сделан вывод, что циркониевые имплантаты остеоинтегрируются так же, как и другие проанализированные группы.

При сравнении этого исследования с данным исследованием стало понятно, что наличие микроканавок на поверхностях циркониевых имплантатов благоприятно сказывается на BIC. Тем не менее, разли­чия в геометриях имплантатов, животных моделей и периодов иссле­дования вместе с различными параметрами BIC в этих двух исследо­ваниях делает сравнение двух наборов полученных результатов неточным.

В результате исследования BIC циркониевых имплантатов, установ­ленных в нижнюю челюсть минипигов50, было обнаружено, что значения BIC варьируются в зависимости от типа имплантата и от того, является ли этот имплантата погруженным или нет. Через 4 недели после установки BIC был чуть выше у титановых имплантатов {53%), затем шли циркониевые имплантаты {52,63%) и наименьшие значения наблюдались у непогруженных циркониевых имплантатов (48%).

Однако, сравнение настоящего исследования и исследования на минипигах невозможно из-за различий в периодах костной регене­рации у исследуемых животных моделей, которые соотносятся в пропорции 1:3 (свинья:собака) 51, а также из-за различий в процессе ремоделирования у свиней. Костное ремоделирование у людей происходит со скоростью 1,0-1,5 мм/день, тогда как у свиней этот показатель равен 1,2-1,5 мм/день, а у собак 1,5-2,0 мм/день.52

Готтлоу с соавторами53 исследовал биомеханику и остеоинтеграцию имплантата из титанового сплава, содержащего 13% титана и 13% оксида циркония, диаметром 4,8 мм и длиной 6 мм путем его сравне­ния с титановым имплантатом. У обоих типов имплантатов были одинаковые гидрофильные поверхности, обработанные пескостру­ем и протравленные кислотой, и оба они были установлены минипи­гам. Был проведен анализ костных полостей, сформировавшихся между спиралевидными резьбами имплантатов, и через 4 недели авторы получили значения BIC, которые были статистически выше для имплантатов из сплава титана/оксида циркония (45,5 ± 13,2 %), чем для титановых имплантатов (40,2 ± 15,2 %).

В результате настоящего исследования были получены более высокие значения BIC для имплантатов из экспериментальной группы В по сравнению с титановыми имплантатами из контрольной группы и имплантатами из экспериментальной группы А. Подобные различия могли возникнуть из-за поверхности с микроканавками, что повысило значения BIC для циркониевых имплантатов в экспериментальной группе В благодаря направленному и дополнительному костеобразованию. 30-мм ширина микроканавок может обеспечить уменьшенную «длину скачка» для прикрепления остеобластов и их миграции и, как следствие, возникновения центра образования матричной кости.

В данном исследовании в рамках анализа плотности кости сравнива­лась BDl (кость, примыкающая к имплантату) и BD2 (периферийная кость) на двух четко разграниченных участках одинакового размера, что позволило получить дополнительную информацию о влиянии и характеристиках поверхности кости, непосредственно примыкаю­ щей к имплантату, по сравнению с периферийной естественной костью.

BD (плотность кости), примыкающей к имплантату, повышалась на протяжении времени исследования во всех группах. Различия поверхностей имплантатов могли повлиять на передачу сил, ремоде­лирование кости и последующую минерализацию. Положительными факторам, способствующими повышению плотности примыкающей к имплантату кости, стали добавление микроканавок и увеличение шероховатости поверхности циркониевых имплантатов и присут­ствие микроканавок и более высокая шероховатость поверхности титановых имплантатов. Плотность периферийной кости не изменя­лась на протяжении времени исследования и сохраняла среднее значение 58 ± 8% во всех группах. Это может означать, что влияние модификаций поверхности распространяется на максимальное расстояние 1,8 ± 0,3 мм в костную ткань вокруг имплантата, что также является расстоянием от участка BD2 до участка BD1.

Другим фактором, способным объяснить различия в плотности кости, является различная глубина установки имплантата. Галерт с соавторами54 сравнили BD и BIC у титановых и циркониевых имплантатов, установленных минипигам, через 1,2 и 3 месяца после установки. После сравнения всех групп было обнаружено, что, если цирко­ниевые имплантаты были погружными, плотность кости равнялась 80% (а у погружных титановых имплантатов - 74%). В то же время, аналогичное значение у непогружных циркониевых имплантатов равнялось 63%. В настоящем исследовании все имплантаты были установлены на одинаковом уровне, следовательно, различия в плотности кости, скорее всего, связаны с поверхностью имплантата и немедленной нагрузкой, а не с глубиной установки имплантата.

Шлипаке и соавторы55 сравнили околоимплантатную кость через 4 и 13 недель у трех видов имплантатов: циркониевых с пескоструйной обработкой, циркониевых с пескоструйной обработкой и протравли­ванием кислотой и титановых имплантатов, установленных в нижние челюсти минипигов. Полученные значения BD находились в диапазо­не от 72 ± 21,6 % у обработанных пескоструем и протравленных циркониевых имплантатов, 61,3 ± 12,4 % у обработанных пескостру­ем циркониевых имплантатов до 65,3 ± 11,3 % у титановых импланта­тов. Авторы связывают эти различия с вариациями шероховатости поверхности.

Это совпадает с результатами данного исследования, согласно которым через 3 месяца циркониевые имплантаты из эксперимен­тальной группы В показали самые высокие значения BD, затем шли значения титановых имплантатов из контрольной группы и циркони­евых имплантатов из экспериментальной группы А. Было замечено, что более сильная шероховатость поверхности способствует повышению значений BD в пропорциональной зависимости.

Влияние немедленной нагрузки на плотность кости в данном иссле­довании показало, что у шинированных имплантатов из различных материалов и с различными поверхностями BD повышается при механической нагрузке, а также на ее повышение дополнительно влияет поверхность имплантата с микроканавками.

Тем не менее, необходимы дальнейшие исследованиях с более длительными периодами последующего наблюдения, чтобы прове­рить, как долго длится эффект от микроканавок на поверхности циркониевых имплантатов и того, влияют ли они на ST, ремоделиро­вание кости и целостность BIC в долгосрочный период.

Хотя результаты настоящей работы показали преимущества микро­ канавок на поверхности циркониевых имплантатов, необходимо также учитывать некоторые связанные с ними проблемы с цветом, механической прочностью и долговременным поведением циркони­евых имплантатов под механической нагрузкой.

Первым из недостатков является вопрос о возможном влиянии обработки поверхности на целостность и механические свойства циркониевых имплантатов. 3инелис с соавторами 56 провели иссле­дование фазового преобразования, наблюдая за кристаллической фазой готовых циркониевых имплантатов посредством рентгенов­ской дифракции. В результате они обнаружили, что во внутрикост­ной области, обработанной пескоструем, преобладает тетрагональ­ная фаза со следами моноклинической фазы, тогда как поверхность с механической обработкой показала только тетрагональную фазу. Авторы сделали вывод, что обработка поверхности может спровоцировать кристаллический фазовый переход.

Однако, у циркониевых имплантатов из данного исследования, обработанных фемтосекундным лазером, в предварительно обрабо­танной пескоструем внутрикостной области преобладала тетраго­нальная фаза (определенная рентгеновской дифракцией).41

Хотя фазовое преобразование влияет на механический свойства оксида циркония, мы не исследовали трещиностойкость цирконие­вых имплантатов, на поверхности которых лазером были сделаны микроканавки - это предмет для дальнейших исследований.

Вторым недостатком является долговременное поведение циркони­евых имплантатов. Хорошо известно, что у циркониевых импланта­тов, установленных в кость, со временем повышается хрупкость. Кроме того, различные модификации поверхности будут повышать ее сильнее. У имплантатов из оксида алюминия, которые использова­лись в предыдущем случае, наблюдались отличные кратковремен­ные результаты, но после длительного нахождения in situ эти имплан­таты разрушались в результате проблем с хрупкостью. Пока неизвестно, случится ли то же самое с циркониевыми имплантатами. Кратковременный период данного исследования на животных и защищенная окклюзия в результате шинирования имплантатов не позволили получить информации о механическом поведении цирко­ниевых имплантатов с микроканавками.

Третьим недостатком является серый цвет всей области операции. Элементный анализ необработанных циркониевых имплантатов в сравнении с имплантатами с лазерной обработкой показал повыше­ние уровня кислорода и понижение уровня углерода, что может означать появление серого цвета из области окисления в результате лазерной обработки. 41 Этот серый цвет можно устранить с помощью тепловой обработки с температурой до 300 °С; тем не менее, мы не стали оценивать биологическое влияние лазерной обработки без каких-либо модификаций поверхности.

Несмотря на полученные положительные результаты, циркониевые имплантаты должны оцениваться с осторожностью, пока не станут доступны данные о долговременном клиническом поведении. Тем не менее, для циркониевых зубных имплантатов необходимо исследо­вание новых способов обработок поверхности, которые не влияют на кристаллическую фазу и механические свойства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В рамках настоящего исследования можно сделать выводы:

  • Для всех исследованных имплантатов средняя толщина мягкой ткани равна 3 мм, что связано с установлением биологической ширины.
  • Небольшое снижение CBL ожидается для всех групп имплантатов, и наличие микроканавок в области шейки у циркониевых зубных имплантатов не препятствует ремоделированию гребневой кости.
  • Повышенные проценты BIC и BD ожидаются вокруг всех шинированных имплантатов с немедленной нагрузкой через 3 месяца после установки имплантатов.
  • Добавление микроканавок на внутрикостную часть обработанных пескоструем циркониевых имплантатов повышает BIC и BD в сравне­нии с обработанными пескоструем и протравленными титановыми имплантатами и обработанными пескоструем циркониевыми зубны­ми имплантатами

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Albrektsson Т, Sеnnerbу L,Wennerberg А. State of the аrt of оrаl implants. Periodontol 2000 2008; 47:15-26.
  2. Dierens М, Vandeweghe S, Kisch J, Nilner К, De Bruyn Н. Long-term follow-up of turned single implants placed in periodontally healthy patients after 16-22 years: radiographic and peri-implant outcome. Clin Oral lmplants Res 2012; 23:197-204. doi: 10.1111/j.1600-0501.2011.02212.х
  3. Malo Р, de Araujo NM, Lopes А, Moss SМ, Molina GJ. А longitudinal study of the survival of All-on-4 implants in the mandibe with up to 10 years of follow-up. J Am Dent Assoc 2011; 142:310-320.
  4. Jacobs R, Pittayapat Р, van Steenberghe D, et al. А splitmouth comparative study up to 16 years of two screwshaped titanium implant systems. J Clin Periodontol 2010; 37:1119-1127.
  5. Javed F, AI-Hezaimi К, Almas К, Romanos GE. ls titanium sensitivity associated with allergic reactions in patients with dental implants? А systematic review. Clin lmplant Dent Relat Res 2011; 17:1-6.
  6. Siddiqi А, Рауnе AGT, De Silva RK, Duncan WJ. Titanium allergy: could it affect dental implant integration? Clin Oral lmplants Res 2011; 22:673-680.
  7. Sicilia А, Custa S, Coma G, et al. Titanium allergy in dental implant patients: а clinical study оn 1500 consecutive patients. Clin Оrаl lmplants Res 2008; 19:823-835.
  8. Flatebo RS, Johannessen АС, Gronningsaeter AG, et al. Host response to titanium dental implant placement evaluated in а human oral model. J Periodontol 2006; 77:1201-121 0.
  9. Каn JY, Runcharangssaeng К, Lozada JL, Zimmerman G. Facial gingival tissue stability following immediate placement and provisionalization of maxillary anterior single implants: а 2-to 8-уеаr follow-up. lnt J Oral Maxillofac lmplants 2011; 26:179-187.
  10. Nisapakultorn К, Suphanantachat S, Silkosessak О, Rattanamongkolgul S. Factors affecting soft tissue level around anterior maxillary single-tooth implants. Clin Оrаl lmplants Res 2010; 21:662-670.
  11. De Rouck Т, Eghbali R, Collys К, De Вruуn Н, Cosyn J. The gingival biotype revisited: transparency of the periodontal рrоbе through the gingival margin as а method to discriminate thin from thick gingiva. J Clin Periodontol 2009; 36: 428-433.
  12. Verdugo F, Simonian К, Nowzari Н. Periodontal biotype influence оn the volume maintenance of onlay grafts. J Periodontol 2009; 80:816-823.
  13. Sailer I, Zembic А, Jung RE, Hammerle СН, Mattiola А. Single-tooth implant reconstructions: esthetic factors influencing the decision between titanium and zirconia abutments in anterior regions. Eur J Esthet Dent 2007; 2:293-310.
  14. Каn JY, Rungcharassaeng К, Umezu К, Kois JC. Dimensions of peri-implant mucosa: аn evaluation of maxillary anterior single implants in humans. J Periodontol 2003; 74:557- 562.
  15. Gittens RA, Olivares-Navarrete R, Tannenbaum R, Воуаn BD, Schwartz Z. Electrical implications of corrosion forosseointegration of titanium implants. J Dent Res 2011; 90:1389-1397. doi: 10.1177/0022034511408428
  16. Messer RL, Tackas G, Mickalonis J, Brown , Lewis JB, Wataha JC. Corrosion of machined titanium dental implants under inflammatory conditions. J Biomed Маtеr Res В Appl Biomater 2009; 88:474-481.
  17. Ozkurt Z, Kazazoglu Е. Zirconia dental implants: а literature review. J Oral lmplantol 2011; 37:367-376.
  18. Koutayas SO, Vagkopoulou Т, Pelekanos S, Koidis , Strub JR. Zirconia in dentistry: part 2. Evidence-based clinical breakthrough. Eur J Esthet Dent 2009; 4:348-380.
  19. Adatia ND, Вауnе SС, Соореr LF, Thompson JY. Fracture resistance of yttria-stabilized zirconia dental implant abutments. J Prosthodont 2009; 18:17-22.
  20. van Brakel R, Noordmans HJ, Frenken J, de Roode R, de Wit GC, Cune МS. The effect of zirconia and titanium implant abutments оn light reflection of the supporting soft tissues. Clin Oral lmplants Res 2011; 22:1172-1178. doi: 10.1111/j.1600-0501.2010.02082
  21. Manicone PF, Rossi lommetti Р, Rafaelli L, et al. Biological considerations оn the use of zirconia for dental devices. lnt J lmmunopathol Pharmacol 2007; 20:9-12.
  22. Kohal RJ, Baechle М, Наn JS, Hueren D, Huebner U, Butsz F. ln vitro reaction of human osteobasts оn aluminatoughened zirconia. Clin Oral lmplants Res 2009; 20:1265- 1271.
  23. Nevins М, Camelo М, Nevins ML, Schupbach Р, Kim DM. Pilot clinical and histological evaluations of а two-piece zirconia implant. lnt J Periodontics Restorative Dent 2011; 31:157-163.
  24. Oliva J, Oliva Х, Oliva JD. Five-year success rate of 831 consecutively placed zirconia dental implants in humans: а comparison of three different rough surfaces. lnt J Oral Maxillofac lmplants 2010; 25:336-344.
  25. Salihoglu U, Boynuegri D, Engin D, Duman AN, Gokalp Р, Balos К. Bacterial adhesion and colonization differences between zirconium oxide and titanium alloys: аn in vivo human study. lnt J Oral Maxillofac lmplants 2011; 26:101- 107.
  26. Sсаrаnо А, Piatelli М, Caputi S, Favero GA, Piatelli А. Bacterial adhesion оn commercially pure titanium and zirconium disks: аn in vivo human study. J Periodontol 2004; 75:292-296.
  27. Koch FP, Weng D, Kramer S, Biesterfeld S, Jahn-Eimermacher А, Wagner W. Osseointegration of onepiece zirconia implants compared with а titanium implant of identical design: а histomorphometric study in the dog. Clin Oral lmplants Res 2010; 21:350-356.
  28. Hoffmann О, Angelov N, Gallez F, Jung RE, Weber FE. The zirconia implant-bone interface: а preliminary histological evaluation in rabbits. lnt J Oral Maxillofac lmplants 2008; 24:691-695.
  29. Minamizato Т. slip-cast zirconia dental roots with tunnels drilled bу laser process. J Prosthet Dent 1990; 63:677- 684.
  30. Kohal RJ,Weng D, Bachle М, Strub JR. Loaded custom-made zirconia and titanium implants show similar osteointegration: аn animal experiment. J Periodontol 2004; 75:1262- 1268.
  31. Sеnnеrbу L, Dasmah А, Larsson В, lverhed М. Вonе tissue responses to surface modified zirconia implants: а histomorphometrical and removal torque study in the rabbit. Clin lmplant Dent Relat Res 2005; 7:13-20.
  32. Gahlert М, Gudehus Т, Eichhorn S, Steinhauser Е, Kniha Н, Erhardt W. Biomechanical and histomorphometric comparison between zirconia implant with varying surface textures аnd а titanium implant in the maxilla of minipigs. Clin Oral lmplants Res 2007; 18:662-668.
  33. Ferguson SJ, Langhoff JD, Voelter К, et al. Biomechanical comparison of different surface modifications for dental implants. lnt J Oral Maxillofac lmplants 2008; 23:1037-1046.
  34. Kohal RJ, Wolkewitz М, Hinze М, Наn J-S, Bachle М, Butz F. Biomechanical and histological behavior of zirconia implants. Аn experiment in the rat. Clin Oral lmplants Res 2009; 20:333-339.
  35. Lee J, Sieweke JH, Rodriguez NA, et al. Evaluation of nano-technology-modified zirconia oral implants: а study in rabbits. J Clin Periodontol 2009; 36:610-617.
  36. Rocchietta 1, Fontana F, Addis А, Schupbach Р, Simion М. surface modified zirconia implants: tissue response in rabbits. Clin Oral lmplants Res 2009; 20:844-850.
  37. Pirker W,Wiedemann D, Lidauer А, Kocher АА. lmmediate, single stage, truly anatomic zirconia implant in lower molar replacement: а case report with 2.5 years follow-up. lnt J Oral Maxillofac Surg 2011; 40:212-216.
  38. Silva NR, Coelho PG, Fernandes СА, Navarro JM, Dias RA, Thompson VP. Reliability of one-piece ceramic implant. J Biomed Маtеr Res В Appl Biomater 2009; 88:419-426.
  39. Zhu J, Yang DW,Ma F. Feasibility study of а partially hollow configuration for zirconia dental implants. J Oral Maxillofac Surg 2010; 68:399-406.
  40. Wenz HJ, Bartsch J,Wolfart S, Кеrn М. Osseointegration and clinical success of zirconia dental implants. lnt J Prosthodont 2008; 21:27-36.
  41. Delgado-Ruiz RA, Calvo-Guirado JL, Моrеnо , et al. Femtosecond laser microstructuring of zirconia dental implants. J Biomed Mater Res 8 Appl Biomater 2011; 96:91-100.
  42. Valderrama Р, Bornstein М, Jones АА, Wilson TG, Higginbottom FL, Cochran DL. Effects of implant design оn marginal Bоnе changes around early loaded, chemically modified, sandblasted acid-etched-surfaced implants: а histologic analysis in dogs. J Periodontol 2011; 82:1025-1034.
  43. Nelson K, Semper W, Hildebrand D, Ozyuvaci Н. А retrospective analysis of sand-Blasted, acid-etched implants with reduced healing times with аn observation period of up to 5 years. J Oral Maxillofac lmplants 2008; 23:726-732.
  44. Hoffmann О, Angelov N, Zafiropoulos G, Andreana S. Osseointegration of zirconia implants with different surface characteristics: аn evaluation in rabbits. lnt J OralMaxillofac lmplants 2012; 27:352-358.
  45. Saulacic N, Bosshardt D, Bornstein М, Веrnеr S, Buser D. Воnе apposition to а titanium-zirconium alloy implant, as compared to two other titanium-containing implants. Eur Cell Mater 2012; 23:273-288.
  46. Gahlert М, Roehling S, Sprecher СМ, Kniha Н, Milz S, Bormann К. ln vivo performance of zirconia and titanium implants: а histomophometric study in mini pig maxillae. Clin Oral lmplants Res 2012; 23:281-286.
  47. Bianchi АЕ, Bosetti М, Dolci G, Sbеrnа МТ, Sanfilippo F, Cannas М. ln vitro and in vivo follow-up oftitanium transmucosal implants with а zirconia collar. J Appl Biomater Biomech 2004; 2:143-150.
  48. Heijdenrijk К, Raghoebar GM, Meijer HJ, Stegenga В, van der Reijden WA. Feasibility and influence of the microgap of two implants placed in а non-submerged procedure: а five-year follow-up clinical trial. J Periodontol 2006; 77:1051-1060.
  49. Akagawa Y,Hosokawa R, Sato , Kamayama К. Comparison between freestanding and tooth-connected partially stabilized zirconia implants after two years'function in monkeys: А clinical and histologic study. J Prosthet Dent 1998; 80:551- 558.
  50. Stadlinger В, Hennig М, Eckelt Е, Kunlisch Е, Mai R. Comparison of zirconia and titanium implants after а short healing period. А pilot study in minipigs. lnt J Oral Maxillofac Surg 201О; 39:585-592.
  51. Turner АS. Animal models of osteoporosis. Necessity and limitations. Eur Cells Mater 2001; 1:66-81.
  52. Реаrсе AI, Richards RG, Milz S, Sч1chneider Е, Реаrсе SG. Animal models for implant Biomaterial research in Bоnе. Eur Cells Mater 2007; 13:1-10.
  53. Gottlow J, Dard М, Kjellson F, Obrecht М, Sеnnеrbу L. Evaluation of а new titanium-zirconia implant: а biomechanical and histological comparative study in the minipig. Clin lmplant Dent Relat Res 2012; 14:538-545.
  54. Gahlert М, Rohling S, Wieland М, Sрrесhеr СМ, Kniha Н, Milz S. Osseointegration of zirconia and titanium dental implants: а histological and histomorphometrical study in the maxilla of pigs. Clin Oral lmplants Res 2009; 20:1247- 1253.
  55. Schliephake Н, Hefti Т, Schlottig F, Gedet Р, Staedt Н. Mechanical anchorage and peri-implant bоnе formation of surface-modified zirconia in minipigs. J Clin Periodontol 2010; 37:818-828.
  56. Zinelis S,Thomas А, Syres К, Silikas N, Eliades G. Surface characterization of zirconia dental implants. Dent Mater 2010; 26:295-305.

Другие статьи

Классификация имплантатов “ABCD”: комплексный подход к планированию лечения полностью беззубых челюстей. Классификация имплантатов “ABCD”: комплексный подход к планированию лечения полностью беззубых челюстей.

Перед имплантационной хирургией требуется тщательно проработанный и точный план лечения, учитывающий разнообразные факторы, такие, как возраст, достаточный объем костной ткани, межокклюзионное пространство для протетической конструкции, линию улыбки, поддержку губ, желания пациентов и экономику.

Подробнее

open contact success open review success open register success